Эту пресс-конференцию Михаил Борисович Пиотровский начал несколько неожиданно.  Он поблагодарил прессу и горожан за участие в судьбе эрмитажных котов: “Мы получили волну сочувствия со стороны общественности и СМИ после задымления в Эрмитаже. Это не часто случается, чаще получаем злорадные отклики”. Что было интересно, он знал по имени погибшую котяру, Дусю. Это показало его с какой то домашней стороны: может они были знакомы лично? Что стало причиной пожара пока не выяснено, но расследование идет полным ходом.

Но шутки в сторону. Дальше он попытался представить серьезный отчет о выставках, прошедших за последний год и при этом постоянно уходил от заготовленого текста. Я не буду перечислять их все, мы и так постоянно о них слышим и посещаем.

Пожалуй, интересным бы его рассказ об исследования мумий, которые проходили в МСЧ 122 на компьютерном томографе.

Сканирование проводилось для того, чтобы установить пол, болезни и причину смерти мумифицированных людей, реконструировать их внешний облик, а также более детально изучить приемы мумифицирования.

Оказывается, эти операции проводились уже не в первый раз, но о них не сообщали из этических соображений, поскольку возникали озабоченности, а захотят ли люди проводить исследования на себе после того, как  аппарате побывала мумия. Об этих исследованиях и их результатах нам пообещали рассказать отдельно в октябре.

Пиотровский с большим удовольствием поведал нам, что Эрмитаж  попал в первую пятёрку роттердамского репутационного рейтинга среди мировых музеев.. «Университет делает рейтинг репутации частных компаний, используя специальные алгоритмы расчёта. Наивысшие баллы среди частных предприятий – скажем, Lego, Canon и Rolex, такие вот компании. Также они провели изучение репутации музеев (при этом пришли к выводу, что у музеев репутация в целом значительно выше, чем у крупных корпораций): первое место занял Лувр, второе – Амстердамский Рейксмузеум (голл. Rijksmuseum), третье – музей Ван Гога, а затем Эрмитаж. Конечно, своеобразие рейтинга связано с тем, что составляли его в Голландии, где находятся и Рейксмузеум, и музей Ван Гога, и Эрмитаж-Амстердам – так что нас там знают – но, на самом деле, это очень важная вещь. Мы много говорим о том, что такое критерий успешности учреждений культуры – так вот в субботу состоится коллегия министерства культуры, посвящённая стратегии развития культурных учреждений на ближайшие годы, и там будет большая битва. Мы пытаемся сопротивляться жуткой бюрократизации, которая происходит в сфере культуры», — отметил Пиотровский. И он несколько раз упоминал о бюрократизаци музеев — похоже, сегодня это для него очень болезненный вопрос.

И даже одним из мероприятий предстоящего Культурного форума станет Ночной Культурный марафон, который будет посвящен защите памятников от войн и варваства,  в том числе бюрократического

Рассказ Михаила Борисовича был очень живым, он привел несколько занятных историй с выставок прошлого сезона.

Чего стоит только происшествие на открытии выставки “Нефертари и Долина цариц. Из Египетского музея в Турине”, когда во время церемонии погас свет. Сразу поползли слухи среди посетителей об оккультных воздействиях египетских мумий…  Все оказалось значительно проще: компьютерная программа в точности выполнила заложенный алгоритм — выключить освещение в указанное время.

Очень хорошие отзывы получила выставка “Братья Хенкины: открытие. Люди Ленинграда и Берлина 1920-1930-х годов”, вошедшая в ТОП-10 Bloomberg. Два брата, один в Берлине, другой в Ленинграде, в одно и тоже межвоенное время фиксировали жизнь этих городов. И это не очень приятное сравнение, особенно из 21 века, практически  выставка любительских фото, которые стали документами, элементами фотографии, как отдельного вида культуры. При нынешнем развитии фотографии, когда ее можно сделать мгновенно без особых усилий, не стоит этим пренебрегать.

Эрмитаж, идя в ногу с прогрессом, позволил посетителям стать буквально участниками музейного процесса. Для многих из них селфи — это все, для чего они сюда идут. И вот  монтаж выставки «Эрмитажная энциклопедия текстиля. Реставрация» проходил прямо у них на глазах, когда некоторые манекены только одевались и были.. еще без голов. Так посетители умудрялись делать селфи с ними, вставая за них и пристраивая свои головы.

 

Прекрасные отзывы получила выставка в Эрмитаж-Амстердам» «1917. Романовы и Революция. Конец Империи», впереди выставка произведений голландских художников, коллекцией которых так славится музей. Как улыбнулся Пиотровский, во времена Рембрандта его картины покупали только немцы и русские. Теперь голландцы об этом очень сожалеют.

 

К Дню Эрмитажа,  приуроченному  к 7 декабря — Дню Святой Екатерины,  всегда готовятся особые подарки. В этом году мы увидим несколько залов, закрытых 30-40 лет тому назад. «Открывается Зал резных камней, уже с постоянной экспозицией, которая исторически там была, и большой Зал ваз. Экспозиция ваз в нем появится, позже, в 2018 году, но сам зал уже будет открыт». «Это зал потрясающей красоты», – подчеркнул Пиотровский. Другие здания Эрмитажа тоже порадуют новыми выставками — будут открыты экспозиции русского костюма в фондохранилище в Старой деревне и российской гвардии в Главном штабе.

Нельзя было обойти вопрос о 100-летии Октябрьской революции, или переворота, как теперь принято говорить. Эрмитаж  откроет 25 октября выставку, посвященную событиям октября 1917 года, рассказал директор музея. Пиотровский отметил, что на данный момент проходят «точечные выставки», которые «сольются в большую». «Это будет рассказ обо всем серьезном, кроме штурма: Временное правительство, лазарет в залах, эвакуация Эрмитажа, арест Временного правительства», — рассказал директор Эрмитажа.

Пиотровский считает, что вокруг штурма Зимнего дворца в 1917 году возникло много мифов, которым в большой степени содействовал знаменитый фильм Сергея Эйзенштейна и что вся революцич была построена по образу и подобию Великой Французской: «Если царь отрекся, то его нужно судить и казнить, потому что так было у французов. Если есть дворец, то дворец обязательно надо штурмовать, чтобы было, как в Тюильри», — с улыбкой отметил Пиотровский. И этотбыло одной из причин, почему он отверг идею реконструкции штурма. Кроме этой, было еще несколько стольже безумных идей. Пример тому —  устроить на площади каток и исполнить там ледовую оперетту «Принцесса Анастасия».

Использование Дворцовой площади очень болезненная тема для музея. Директор Эрмитажа выразил недовольство частыми мероприятиями на Дворцовой площади. День рождения Санкт-Петербурга праздник “Алыем паруса” он готов принмать, но остальное… «Мы в этом году проиграли битву за Дворцовую площадь, потому что на сторону врагов встал город. Практически все, кто устраивает там свои шабаши, – это всё городские организации. Бесконечное строительство сцен, одна за другой», – посетовал Пиотровский.

Еще мы узнали, что скульптуры, которые украшают костел Святой Екатерины на Невском и Горный институт, будут заменены копиями, а подлиники перевезены в фондохранилище в Старой деревне.  Но и злесь не без проблем: размер скульптур не позволяет разместить их внутри здания. Предполагается, что произведения искусства разместят на крыльце, как вариант – под навесом с защитой. Данный момент проработают. В течение года это должно быть сделано. «Они уже переезжают, но когда мы их выставим – мы не знаем. Нужно сначала спроектировать, как это будет», – добавил Пиотровский.

Совместно с Русским музеем Эрмитаж запустил подготовку экскурсоводов для людей с проблемами слуха, уже проведен конкурс и скоро начнется программа.

Михаил Борисович высказал свое мнение и по поводу конкурса на проект музея Обороны Ленинграда. По его мнению, прежде всего нужно определить, это музей Блокады или музей Обороны? “Оборон было много, блокада – одна. Есть три города, которые полностью отражают ужас Второй Мировой войны: Ленинград, Дрезден и Хиросима. Вот тот ряд, в котором стоит блокада. Но при этом музей в Соляном городке должен остаться и из него нужно сделать потрясающий памятник. Новый музей должен строиться с расчётом на будущее, на следующие поколения – они должны прийти и понять хотя бы частичку того, что мы ещё пока чувствуем сейчас.”

Конечно, не обошлось без вопросов о фильме Алексея Учителя “Матильда”. Вот как он ответил на это: “Это абсолютное безумие, которое надо лечить. Потому что это безумие оскорбляет лично меня, мои чувства потомственного дворянина и директора музея, который хранит память в частности о российской императорской семье»

Пресс-конференция закончилась вопросом, котором и началась: эрмитажными котами. На вопрос, сможет ли Эрмитаж выделить одного из своих хвостатых защитников для предсказания результатов матчей Чемпионата мира по футболу, Михаил Борисович с полной серьезномтью ответил: «Надо это обсуждать и решать»
Тем не менее он уверен, что среди котиков найдется оракул, который справится с этой задачей: «Думаю, выделится один из них, который сможет», — отметил он.

Share on VKTweet about this on TwitterShare on Google+0Share on Facebook160