Геннадий ЧЕРНЯВСКИЙ:

Журналистов вечно куда-то заносит. На этот раз случай привел на 4-й этаж в ЛОФТ-ЭТАЖИ, где в театральном клубе «Magic Bus» режиссер Анжей Перевалов проводит по воскресеньям отбор актеров для двух проектов своего Нового театра.

0001

 

 

Театральный клуб, объединяющий любителей и людей театра, это понятно. Но театральный клуб осуществляющий постановки, это уже что-то новое. С интересом наблюдая творческое общение, я задумался. Чего людям не хватает в реальной жизни и зачем им нужна вымышленная, да еще со своим личным участием? Появится новый театр со своим зрителем…у нас не хватает театров?

Вряд ли. Названия на слуху, залы полны, что, впрочем, естественно для мегаполиса. На артистов, авторов, постановщиков «ходят» как и раньше. Хотя театр потерял титул властителя дум, но свою историю не потерял, она осталась в старых театральных залах. Достаточно воображения, чтобы почувствовать себя в атмосфере прошлого, а то и позапрошлого, века. В Эрмитажном театре, например, это ощущение не проходит никогда.

Но старых театров мало и они всегда заполнены. Новые — во дворцах культуры, при вузах или авторские. Уже тоже со своей историей. И они тоже заполнены, причем, то ли весь репертуар интересен, то ли публике деваться некуда и она заполняет залы. Трудно объяснить такую репертуарную всеядность.

Зная историю

театра, уже не очень понимаю его современное значение. Или назначение. И потому, что  что старый театр стал уделом избранных, и потому что знаю многих театралов, между которыми трудно найти что-то общее. Но которые исправно ходят в театр. Подозреваю, что каждый за своим. И вариантов тут не счесть. И потому, что не могу не рассматривать театр как чей-то бизнес. Но с этим меня примиряет сделанное российскими меценатами, без которых не осталось бы и части культуры.

Театр из балаганного давно стал академическим, что, впрочем, не мешает ему устраивать балаган, когда это кому-то хочется. Театр элитарен. Театр в поиске. Театр неповторим, неся на себе печать творческих пристрастий режиссеров и учредителей. Может быть в этом смысл создания Нового театра…

Театральная публика смотрит все. Приветствует эксперименты, смотрит классику. Смотрит совершенно разные спектакли, поставленные по одному сценарию. И публике это нравится. Публике кажется что она знает театр. Может и так.

Но тут мне показалось что театр мало кто знает. Глядя на кандидатов в актеры я начал подозревать, что иметь творческий зуд, знать спектакли, фамилии и

репертуар еще недостаточно для понимания сущности театра. Похоже актеры не совсем понимали что значит много работать и встроиться в команду, а может и раствориться в ней, оставшись лишь человеком передающим текст, а не изображающим человека передающего текст. Сущность пока от них ускользала.

Скоро они убедятся что театр на сцене и театр вне сцены, совершенно разные театры. И будут свободно существовать в двух ипостасях, в какое-то моменты переходя из одной в другую. В жизни это не вызывает неудобств — мы все постоянно переходим из одного состояния в другое и не замечаем этого. Мы везде разные. Остаться самим собой мешают люди, с которыми мы контактируем. Они нам не дают быть собой. Актерам — тоже.

Я  удивлялся тому с какой легкостью люди открываются перед незнакомой аудиторией и переходят в другое состояние. Потом сообразил что им помогают. Потом удивился тому, как легко это делается. Скоро поймал себя на том, что уже профессионально смотрю как режиссер будет решать ставшую перед ним задачу. И это оказалось самым интересным. Поразительно точный набор средств позволял режиссеру быстро добиваться результата. В конце-концов каждый сделал то, что от него требовалось.

Будущие актеры стремились попасть в новый театр, не подозревая что отбор уже был театром, в котором все стремились что-то играть. Режиссер игры не хотел.

Они обыгрывали текст, а он ждал передачи этого текста. Они себя видели другими, а он хотел видеть их самих. Они изображали  состояние, а от них требовалось в него попасть…

В нужное состояние актеры попали, когда стали рассказывать свои истории. Теперь все были разными и интересными. Но в театре свои истории им рассказывать не придется… А значит предстоит научиться рассказывать чужие, как свои.

—        Как только ты кому-то рассказываешь свою историю, это уже не твоя история…

—        Надо рассказывать свою историю, а не то что думаешь о истории…

—        Надо жить в мире, в котором нет границ, хотя бы этот мир был на сцене…

—        Надо себя успокоить историей…

Надо, надо, надо… Надо снять с себя внимание…

Наконец: — не надо играть! — Артист передает текст, а не изображает себя, передающего текст!

Все актеры были разными. Некоторых нужно было только отпустить. Некоторых нужно было направить. А некоторых нужно было держать, чтобы удержать в рамках сцены.

Через четыре часа актеры и зрители расходились что-то оживленно обсуждая — первый признак заинтересованности. Как всегда, есть обоюдная польза в таком общении. Не знаю,  поможет ли это Анжею Перевалову набрать актеров для двух новых Проектов, а актерам играть в Новом театре, но, кажется, этот вечер присутствующие запомнят. Даже если не все из них попадут в труппу.

текст — Геннадий Чернявский.

Share on VKTweet about this on TwitterShare on Google+0Share on Facebook6