Андрей ХАУСТОВ:

Ответив на интересующие меня вопросы о профессии военного журналиста, Дмитрий СТЕШИН остановился на событиях в Украине.
В частности, я спросил у известного военного корреспондента Комсомолки, почему до сих пор даже пророссийски направленные СМИ продолжают называть карательную операцию на Донбассе циничной аббревиатурой » АТО»?

дмитрий стешин военкор

Андрей: Это правда, что местных жителей вербовали СБУ (или руководство карательных батальонов) в качестве диверсантов и бойцов?
Одна беженка из окрестностей города Торез (где упал малазийский Боинг) рассказала, что её знакомые, включая даже женщин уходили воевать против своих соседей за астрономические по меркам Украины 3000 у.е в месяц. Кто-то «работал» наводчиком, кто-то снайпером. По их словам, им было совершенно без разницы по кому стрелять за такие деньги. Вам знакомы такие дикие истории?

Дмитрий: — Украинскую армию отличает просто феерическое нищебродство, так что сотрудничество с силами АТО можно объяснить только идеологической и мировоззренческой мотивацией. Такие люди в Новороссии есть. Их не так много, как бы хотелось «той» стороне.

Андрей: Возникало ли когда-нибудь ощущение, что среди приезжавших воевать на Донбасс оказывались обыкновенные садисты, которым просто хочется безнаказанно пострелять в других людей? То есть совершить то, что в мирной жизни непременно карается законом. Были уже такие прецеденты? Это «камень в огород» прежде всего бойцов карательных батальонов и иностранных наёмников.

Дмитрий: — Эту мысль подтверждают бесконечные обстрелы городов «по площадям». И прицельные — по местам скоплений людей и объектам инфраструктуры и жезнеобеспечения. И как мудро заметил знакомый житель Донецка видевший еще Великую Отечественную: « Причем тут Порошенко. По городу стреляет конкретный солдатик, который приносит снаряд, наводит свою пушку. Если он это делает, не сбежал в Россию, не дезертировал, значит, ему это нравится». Думаю, исчерпывающее объяснение.

Андрей: Кстати, много их участвует в карательной операции в Новороссии? Вы их видели? Что вы думаете о них? Эти отморозки едут в зону конфликта тупо зарабатывать деньги или совмещают страсть к убийствам с кровавым бизнесом?

Дмитрий: — Последний раз я видел представителей сил АТО, живьем, с расстояния 20 метров, в конце апреля под Славянском. После этого наше общение сводилось лишь к обстрелам из артиллерии и стрелкового оружия. Непосредственное общение с пленными украинцами, как правило не давало полной картины, потому что даже бойцы добровольческих батальонов в разговорах всегда утверждали, что были мобилизованы по повесткам. Так это или нет, проверить сложно.

Андрей: Почему в ряде проправительственных российских СМИ позорную карательную операцию до сих пор называют странной аббревиатурой «АТО»? Ведь среди ополчения нет террористов…

Дмитрий: — Пресса сохраняет некий политес в отношении Украины, цинично используя «двойные стандарты» столь любимые Западом. Думаю, это разновидность троллинга, который лишь подчеркивает ужас и мерзость происходящего в регионе.
Особенно хорошо это видно когда в одном заголовке или тексте сходятся «силы  АТО» и расстрелянные школы. Сама суть названия карательной операции в Новороссии  «Антитеррористическая операция» лежит в области «расчеловечивания и дегуманизации противника», это пропагандистский прием.

по теме:
Дмитрий Стешин на Селигере
Дмитрий СТЕШИН предельно честно о профессии военного журналиста

Share on VKTweet about this on TwitterShare on Google+6Share on Facebook6